Menu

Как избавиться от панических атак, или дневник невротика

О существовании такого явления, как панические атаки, лет тридцать я не знала вообще. Но однажды ко мне подошла соседка по бунгало в нашей наркоманской деревне и сказала, что у нее ЭТО. Что ей становится порой дико страшно в толпе и вдали от дома. Что сердце колотится и выпрыгивает из груди. Что она задыхается, и ей начинает казаться, будто вот-вот умрет.

Несчастная, чью степень несчастности на тот момент мне было крайне трудно понять, просила заняться с ней йогой, в которой она видела свое спасение. Или не видела спасения, но «когда припрет», люди обычно готовы раскорячиться в любые асаны — лишь бы «отперло»…

А я всегда говорю: от хорошей жизни на коврик не садятся.

Предисловие к слову о панических атаках

Впрочем, та тетушка на йога-мат так и не уселась. События происходили 2,5 года назад, когда Викторалексеич встал на путь характерного для всех полуторалеток слабоумия и отваги. Практиковать я позволяла себе лишь ранним утром, а тетушку, вероятно, не настолько жестко приперло. Ибо на мое приглашение присоединиться к благостным утренним завязываниям в узел она заявила, что только психи могут в 6.30 ночи приветствовать солнце копчиком вверх.

На том и разошлись. А за черствость сердца и неотзывчивость меня и постигла кара небесная спустя пару лет.

Само понятие «паническая атака» было для меня принципиально новым зверьком. Я не обратила на него особого внимания, но тот случай сильно врезался в память. Было удивительно узнать, что взрослая (лет сорока) замужняя женщина боится далеко отойти от дома или остаться одна. С виду она была совершенно нормальной. Если о нас, современных представителях рода человеческого, вообще можно так говорить.

как избавиться от панических атак

Очень мрачное фото. Из санузла. Где-то во Вьетнаме. Для саспенсу))

Примерно так же случилось лет десять назад мне узнать об одном интересном кожном заболевании — демодекоз. Как сейчас помню книгу эзотерической Лууле Виилмы о всепрощении: тогда я металась в поиске истины, знаний о жизни. И поглощала в том числе и подобные — не очень внятные — произведения.

Интересная мысль была озвучена в ней. Что, мол, к людям, которые мысленно себя уничижают, считают себя униженными кем-то приходит этот клещ и раскурочивает в хлам всю физиономию. Чтобы чел действительно посмотрел на себя, на свое гноящееся и лиловое от прыщей лицо и понял: вот это — действительно унизительно. А у меня в жизни вообще все хорошо. И таким образом избавился бы от самоуничижения. Клин клином, типа того…

Тема про подкожного клеща ярко запомнилась мне. И — нет, не в результате! — но так совпало, что спустя год или около все мое лицо стало как раз таким. Лиловым. Гноящимся. Спустя годы полученный опыт вылился в целый цикл статей о лечении демодекоза вплоть до ментальных его причин на MartaThai. Если что, смотреть их надо здесь.

Да! Марта умеет настолько глубоко копать собственное сознание, что откуда-то из глубины вечной мерзлоты умудряется доставать причины своих болезней. Ей для этого не нужны знахари, гадалки и биоэнергетики — она просто мастер-копатель высшего разряда. Порой складывается впечатление, что она собственно и воплотилась нынче в своем тщедушном теле, чтобы рыть и копать свое сознание. А потом радостно докладывать окружающим об итогах археологических работ и давать ценные указания, как другим надо копать в аналогичных ситуациях.

Что еще удивительнее — эти указания порой даже работают.

Бог не по силам испытаний не дает, как говорит цитатник. Посему Он отправил мне очередную проверочку — паническими атаками. Подумав, вероятно: «Она все равно быстро сообразит, ЗАЧЕМ и ОТКУДА они. Так что пусть-ка переживет несколько штучек. И хорошенько подумает о своем поведении. Ибо по-другому ее не проймешь»…

Подумал и убежал. Скорее всего, играть на флейте. Во все четыре руки.   

И в этом месте, которое , по моим подсчетам, уже должно бы начать вызывать у вменяемого читателя опасения в адекватности автора, вступительное слово заканчивается. И дальше начинаем со страшной силой оголять и решать проблему. Одновременно оставлю за собой право поиграться рассказывательным жанром. Чтобы все по-взрослому: с завязкой, кульминацией и развязкой.

Хобби у меня такое.

Страх и тревога в Камбодже — предвестники панических атак

Нижеследующие откровения — больше, чем мое освобождение от тягостных воспоминаний. После, когда мы вернемся к нормальной жизни и будем делиться информацией, что такое невроз, откуда он берется, по ним можно будет отследить механизм формирования этой странной несуществующей болезни.

Я всегда была трусихой.

  • В детстве до одурения боялась темноты. Было совершенно очевидно, что под кроватью кто-то живет и после выключения света жаждет тянуть ко мне свои стремные ручонки. Спасенье было одно — натянуть одеяло по самую голову, предусмотрительно даже обернув эту ссыкливую голову в одеяло капюшончиком. Благо, в России холодно, и так делать можно. Даже нужно.
  • Было ясно, как день, что в огромной квартире нашей о пять комнат с длиннющими коридорами живет домовой. Иначе с кем кот Кузя все время ссорился и гонял наперегонки, как умалишенный? И оставаться один на один с невидимым домашним духом было жутко. Не нравилось, когда в доме никого нет, кроме меня. Хотя бы младшую сестру мне оставьте, пожалуйста. Она, конечно, та еще бестолочь, и за ней вечно надо присматривать. Но своей трескотней и прочими шумными издержками собственной жизнедеятельности умело имитирует присутствие настоящих людей в жилище.
  • Лет с восьми посетил на некоторое время страх… подавиться едой и умереть. Это сейчас я знаю о сансарах, и ежу понятно, что скорее всего пару воплощений назад мне пришлось вот так скучно оставить тело — подавившись куском пареной репы, например. или что там ели обычно на Древней Руси. Хотя не факт, что все это было на Руси.
    Но восьмилетняя девочка, которая периодически немела горлом за обедом и словно теряла способность глотать, казалась себе глупейшим и несчастным созданием, обреченным на скорую нелепую смерть.
    Правда, этот страх прошел сам собой и достаточно быстро.

Удивительно, что параллельно с подобной трусливостью во мне уживался ее антагонист — умение рационально объяснить со временем самой себе все страхи. Тем самым боязни быстро рассеивались. И нельзя сказать, что детство мое было столь уж полным ужаса. Нормальное детство с боязнью темноты, домовых и умереть от застрявшей в горле маминой котлеты с пюрешкой.

Да, забыла сказать, что мою семью нельзя назвать совсем уж благополучной. То есть, в целом все шло неплохо, и жить мне всегда категорически нравилось. Однако папенька мой, будучи личностью  столь же творческой и разносторонне талантливой, сколь нереализованной в своих талантах, в перерывах между игрой на гитаре и аккордеоне, написанием стихов и рисованием репродукций «Секстинской мадонны», сильно попивал горькую. И с рождения лет до четырех мне приходилось периодически наблюдать, как он гоняется за матушкой по всему дому — то с ружьем в руках, то с топором, то с тривиальным дрыном.

Но к четырем годикам все эти зрелища прекратились. Ибо мама собрала всех своих трех детей и ушла в никуда от непризнанного гения-мужа. Без шапки.

Отца через несколько месяцев зарубили, по иронии судьбы, топором в какой-то пьяной драке. Я была на похоронах и смотрела на изрезанное в цветочек лицо покойника. Тогда еще ничего не знала о смерти и не понимала, почему все плачут. Казалось бы, вообще все нормально.

Но через время, когда случилась сильная гроза, маме взбрело в голову отойти в магазин. За гречей и молоком, наверное. И когда я увидела, что из-под заслонки бежит черная вода, смешанная с сажей, подумала, что это кровь, как была у отца на лице, когда тот возлегал в гробу мертвым своим телом. От ужаса выбежала из дома навстречу маме. Которая, к счастью, уже возвращалась.

Далее на несколько светлых лет об испугах и паниках я позабыла, ибо благополучно наступило счастливое детство. Мама работала, не покладая рук, и заботилась о нас. Ее больше никто не гонял вокруг печи по дому, и на этой почве она так расцвела, что даже снова вышла замуж и родила мою младшую сестру.

Детство было вот прям счастливым. Меня любила мама. Правда, из-за моего врожденно хорошего поведения и сообразительности, со временем ко мне стали предъявляться чуть завышенные требования. Например, получить «тройку» в школе за что-то стало для меня настоящим ужасом. А признаться в этом маме — еще бОльшим кошмаром. Ведь она очень неодобрительно качала головой, и спасения от этого молчаливого порицания, казалось, не было во всем мире. 

Отчима я научилась уважать, и он вполне недурственно справлялся с ролью папки — так мы, неродные дочери, его называли.  Уважительно. В школе меня любили и учителя, и одноклассники. Я была из тех редких детей, которым прямо нравится все в ней — и учиться, и дружить, и всякие местечковые КВНы. Обожала получать новые знания. Особенно, по гуманитарным и естественным наукам. Родной лицей отвечал взаимностью — я училась в классе лучших с гуманитарным уклоном. Отношения с ровесниками складывались хорошо, невзирая даже на мой вечный стыд за некоторую бедность нашей семьи. Впрочем, это были 90-е, а место действия — глухая сибирская провинция. Бедными не по своей вине тогда вокруг были многие. Правда, не знаю, переживали ли другие подростки так же сильно, как я, что родители не могут купить такие же модные вещи, как у одноклассниц из более преуспевающих семей. Мне тогда и в голову не приходило спросить. Страшно и стыдно было даже признаться, что мне стыдно за это. 

Со временем отчим тоже крепко запил, и уже лет с 12 или раньше снова вернулись страхи, что пьяный папка начнет бить маму. Или что-то такое. А потом мы переехали в некий поселок — мама надеялась почему-то что там жизнь наладится, и муж перестанет пить. Я возненавидела грязную деревню, невежественных ровесников и преподавателя по русскому, который знал правила великого и могучего хуже, чем я в 15 лет. Последнее повергало в особое отчаяние. Начала прогуливать школу. Отношения с мамой испортились. Счастливое детство кончилось.

Дальше лет до 25-ти моя жизнь была настолько полным трындецом по уровню личной несчастности,  что и бояться-то было некогда. К 25 уже все это благополучно увенчалось несколькими серьезными болезнями, и все силы еще года три я тратила на сохранение работоспособности и вообще какой-то адекватности. И еще все много и умственно время трудилась — работала в редакциях, PR-агентствах, писала тексты как журналист-фрилансер. Бедность в юности привили мне постоянные опасения, что денег не будет хватать.

На личном фронте — сплошные грабли и жестокие ошибки. Переживания, нервы, обиды за себя или чувство вины… Странно, что все эти панические атаки и тревоги не накрыли меня еще тогда. Стало быть, моя нервная система очень даже добротная, если в таких хронически некомфортных, мягко говоря, состояниях ума жилось долгое время вообще без всяких неврозов.

Затем Таиланд. Куда лечащие врачи, кстати, категорически не рекомендовали ни ехать, ни, тем паче, переезжать. Новая жизнь. Азия меня отогрела — во всех смыслах. Скоропостижная встреча со своей половинкой, обмен хромосомами, и вот уже Викторалексеич с умным и чуть осуждающим видом висит где-то под моей грудью, деловито употребляя последнюю по назначению… Там тоже было не до страхов — семья рождается, и все такое. Возвышенное.

Как все-таки пришел невроз

Потом Камбоджа. Скука. Повсеместная грязь. Катастрофическая просто. Отсутствие интеллектуально развитого окружения. Отсутствие возможности  выйти и погулять по городу. Потому что некуда гулять. Да и опасно. Ни одного нормального торгового центра. Ни одной студии йоги. Ни одной подруги. Только мелькающая перед глазами цепочка туристов и зимовщиков. И так три года.

От скуки однажды я уехала на ретрит по медитации Випассана. Там научилась неплохо медитировать. И испытала первую в жизни паническую атаку однажды ночью. Когда все спали. Когда нужно было десять дней хранить полный обет молчания. Когда внезапно в ночи выключился свет, как это в Камбодже происходит по несколько раз в сутки. Когда телефон был сдан на хранение до окончания курса, и некому было позвонить или хотя бы написать, до мужа и сына — около 600 км кампучийских джунглей, а до утра — даже неизвестно сколько часов в кромешной тьме.

С Випассаны я все-таки благополучно приехала

Отчаявшись скучать, однажды мы все втроем сели на хлипкий мотоцикл, покидали в сумки лаптопы, сменные трусы, походную плиту, посуду и кучу специй и ломанулись изучать Вьетнам. Три месяца мы лазали там по горам и равнинам. Преодолев 5 000 км, вернулись на насиженное камбоджийское место — по разным причинам.

В Камбодже произошла еще очень долгожданная, но весьма нервозатратная для меня встреча с моей старушкой-мамой. Ибо встречать ее, совсем теперь уставшую от жизни, я ездила на сложных перекладных, в одиночку в Таиланд. А к тому времени уже сформировалась боязнь разделения с моей семьей. Да и для мамы все хотелось организовать в лучшем виде. Но получилось лишь как всегда, и после ее отъезда я снова была слегка расстроена…

И вот здесь-то накрыло Марту.

Сердце колотится неестественно громко, болит в груди, скачет давление. Одышка. Кажется, что сейчас умру. Страшно оставаться одной — без мужа и сына. Во Вьетнаме по этому поводу преследовала просто тревога — чужая страна, где никто не говорит по-английски, маленькие города без единого белокожего человека. да еще телефонная связь между нами по каким-то нелепым причинам по дороге отсутствовала. под конец путешествия этот страх прочно засел в сознании. А по возвращении он вылился в настоящую фобию, приступы которой с полоборота запускают панические атаки.

Здравствуй, невроз. Здравствуй, чувство, будто я вот-вот сойду с ума и начну вести себя неадекватно. От страха. Здравствуйте, мои друзья обсессивно-компульсивное расстройство и вегетососудистая дистония. Прощай, жизнь без страхов.

 

Зачем здесь эта статья о панических атаках

 

Во-первых, чтобы поплакаться. Ведь если ты дошел до этих строк и все еще мой читающий друг, то мы с тобой явно уже почти семья. После всего-то, что между нами было!

Во-вторых, лелею надежду, что все-таки найду способ выбраться из этого неприятного состояния. И в результате поделюсь своим опытом, как это получилось. Тогда смогу помочь кому-то еще победить невроз.

Возможно, кто-то из читателей обратил внимание, что январь этого года прошел на MartaThai очень сдержанно. Новых публикаций почти не было. Причина та же — совершенно удрученное состояние, невозможность собраться с мыслями, потеря работоспособности.

 

Дела стали чуть лучше к концу месяца, когда я впервые призналась в этой проблеме сначала самым близким, а потом решилась упомянуть и в Инстаграме. Ибо читатели спрашивали, куда я пропала. И я решила не врать.

 

Неожиданно оказалось, что с проблемой тревожности, фобий и панических атак сталкивались или имеют дело очень много людей: мои бывшие коллеги (кому, как не пишущей братии быть невротиками!), новые друзья, заочные знакомые по Сети, такие же экспаты Индокитая и просто активные читатели. У меня к тому времени появилась вера в свои силы. И в поддержку Бога, отношения с Которым я неумело и по песчинкам выстраиваю заново последние годы…

1 февраля 2018 года в своем инстаграме @m.milentyeva я запустила 40-дневный марафон с хештегом #весна_без_паники. Зачем такой большой? Да потому что от невроза нет ни волшебных таблеток, ни одного радикального приемчика, ни еще какого одномоментно решающего всю раскоординированность психосоматической системы лекарства. Там же веду дневник невротика.

На нашем семейном YouTube тоже обозначила новое направление материалов.

Кстати, подписывайтесь!

Зачем все это? И я сама, и мои читатели — мы чувствуем поддержку друг друга. Это подобно клубу анонимных невротиков: люди помогают друг другу. Мы делимся опытом и успехами.  Как бы то ни было, они есть. Ибо еще полтора месяца назад мне бы и в голову не пришло поделиться своей бедой с кем-то, кроме собственного мужа. Которому тоже очень непросто сейчас. Теперь я уже знаю — спасибо инстаграм — что некоторые пары в таких ситуациях распадаются, потому что невротик — не самый удобный и приятный спутник жизни. Порой после долгих лет вместе, несмотря на одного, двух, трех детей. 

(Это видео спустя месяц после публикации)

Каждый раз, когда накатывает очередной приступ тревоги, я вспоминаю о логике Бога. Тридцатью абзацами выше Он как бы говорит: «Она все равно быстро сообразит, ЗАЧЕМ и ОТКУДА все это». Уверена, должно быть и решение, раз случилась сама ситуация.

Еще я пишу чисто из эгоистических побуждения. Когда пытаюсь помочь кому-то, мне самой становится значительно легче. Меньше зацикливаюсь на себе, отвлекаюсь, и своя проблема аналогичного характера кажется уже не такой большой.

Призываю каждого читателя оставить в своем комментарии рассказ о своей подобной истории, если она у вас случилась или происходит сейчас. Вы можете также просто оставлять свои вопросы по теме.

Дневник невротика: первые успехи

На сегодня идет четвертый месяц, как впервые все это началось. И лишь недели четыре назад я смогла впервые остановиться в погружении на дно. Потому что пошла наконец адекватная информация о способах противостоять. Поняла, что не сойду с ума. Что это не сердце, не психика и не проблемы с головой. Просто жизнь была не самой спокойной, и сейчас некие факторы наложились друг на друга и на фоне истощенной нервной системы — пыхнуло.

Дальше — больше. Работаю по всем фронтам:

  • официальная медицина;
  • Аюрведа — спасибо моему консультанту Танечке Папшевой;
  • йогатерапия. Сама для себя, но на основе опыта многих мастеров йоги и своего студенческого экпириенсу  разработала терапевтический комплекс, который ликвидирует проблемы с сосудами и еще кое-какие причины невроза на физиологическом уровне.
  • Консультации психолога.
  • Медитации. Далеко не все техники актуальны при неврозе. Та же Випассана может быть вредна на первых этапах. Об этом позже.
  • Ароматерапия.
  • Массаж. Не прошло и 33 лет от роду, как не знавшая массажной кушетки, Марта стала исправным клиентом массажного салона.
  • Диафрагменное дыхание. У меня всегда было так: как только прекращаю вокальную практику, летит здоровье. Теперь я знаю, что дело — в длинном выдохе и опоре на диафрагму.

И многое другое. Несложно догадаться, что в обозримом будущем сей слегка надрывный опус будет дополнен другими по теме — более практичными. В которых я непременно расскажу, как вылечилась от невроза, повышенной тревожности и паничских атак. А пока…

Ууже могу оставаться дома одна на час-другой. Могу снова ездить на велосипеде на расстояния километров 3-4 от дома. Правда, не уверена, что смогу повторить, например, поездку на автобусе в Таиланд одна. Или слетать на выходные к подруге в соседнюю Малайзию. Кому-то смешно, а для меня — прогресс.

Я учусь жить заново. И искренне надеюсь, что уже скоро смогу так же, как в случае с демодекозом, при упоминании о неврозе улыбаться и уверенно говорить: «Не переживай. Это очень легко лечится. Просто нужно знать кое-что о нем, немного изменить свое мышление и изменить образ жизни». 

С пожеланиями никогда так и не понять, о чем это вообще она в этой статье толкует. Ибо если вы понимаете, о чем речь…
В общем, просто — будьте здоровы. Искренне ваша, невротик Marta.
Камбоджа, февраль, 2018 г.

 

Понравилась статья? Стань постоянным читателем блога!



25 комментариев
  1. Светлана 19.02.2018
    • Marta 20.02.2018
  2. Евгения 19.02.2018
    • Marta 20.02.2018
  3. Пчёлкина 20.02.2018
    • Marta 20.02.2018
      • Пчёлкина 22.02.2018
        • Marta 22.02.2018
          • Пчёлкина 08.03.2018
    • Koi 21.02.2018
      • Пчёлкина 22.02.2018
        • Koi 23.02.2018
          • Пчёлкина 23.02.2018
        • Koi 24.02.2018
          • Пчёлкина 24.02.2018
  4. Светлана 20.02.2018
    • Marta 21.02.2018
  5. Мария 08.03.2018
    • Marta 12.03.2018
  6. Оксана 10.03.2018
    • Marta 12.03.2018
  7. Василий 22.03.2018
    • Marta 23.03.2018
  8. Элли 28.05.2018

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *