Menu

Теория привязанности, или как стать по-настоящему взрослым

…Теплым зимним камбоджийским вечером под новогодний шашлык мы ведем с приятелем светскую беседу. В которой собеседник всячески старается объяснить, какие страшные испытания материнством ждут меня, когда Викторалексеичу исполнится, скажем, тринадцать. Я, как обычно, не верю «доброжелателям» и объясняю, что достаточно внимательна к личности сына сейчас, чтобы потом не пожинать горькие плоды отчужденности.

— Да он не будет тебя слушать в 13! Знаешь, сколько проблем со своими детьми испытывают мои друзья в этом их возрасте! Но ты, конечно, особенная, ага! — брызгает слюной вконец разозлившийся оппонент.

— Ага, особенная. Мне нравится, что ты так тонко все подмечаешь, — добиваю я человека деланным спокойствием.

А потом во мне просыпается искренность и я чуть ли не ору:

— Как ты не понимаешь, что будет ли он меня слушать и прислушиваться, зависит не только от возраста, но и от того, какие отношения я умудрилась установить до этих чертовых 13 лет?! Почему все вокруг только и говорят о трудном возрасте и трудных подростках, но никто не желает заранее обеспечить надежную профилактику всей этой ж… с подростковыми бунтами? Почему бы просто не признать, что ты взрослый, и именно ты в этих отношениях ответственный за них? Что это ты — альфа. Почему бы не позаботиться заранее о формировании глубокой привязанности со своим сыном? Вместо того, чтобы потом сетовать, что «он теперь неуправляемый»? Конечно, для тебя он неуправляемый. Ведь ты даже не потрудился взять за него ответственность и сформировать его глубокую привязанность к тебе?! Как ты собираешься управлять тем, для кого ты почти чужой?!.

Прооравшись, спокойно дожевываю сейтановый шашлык

И сегодня устами одной на редкость добросовестной мамы воспою в этом блоге очень хорошую и полезную для любого взрослого штуку — теорию привязанности. Потому что такие вещи нужно воспевать. И почаще напоминать о них всем неповзрослевшим взрослым.

 

Автор этой статьи — Мария Мурашева. Она и ее семья — заядлые путешественники и любители перезимовать в Таиланде. Маша прекрасно пишет. Ее авторский блог — здесь. Жаль, слегка подзабытый ею.
Личная страничка в инстаграм

Как я узнала о Теории привязанности

 

Так получилось, что мы с мужем узнали о моей беременности во время нашего путешествия по Юго-Восточной Азии. Как ответственный будущий родитель, я решила подготовиться к рождению ребенка заранее. Но читать про уход за младенцами с чисто физической и физиологической точек зрения мне быстро надоело, поэтому я перешла к более тонким и сложным материям — сначала к методикам развития детей, а потом и к детской психологии.

теория привязанности

И вот где-то между Лаосом и вылетом на Филиппины из Вьетнама, я нашла сообщество в ЖЖ, посвященное теории привязанности — Заботливая Альфа. Мне стало так интересно, что я сначала перечитала все посты со всеми комментариями, потом начала читать рекомендованные сообществом книги, статьи, смотреть выступления и вебинары на Ютубе.

 

Через шесть лет изучения этого подхода мой интерес привел меня на онлайн-курс Института Ньюфелда, который так и называется — «Понимать детей».

 

Что такое Теория Привязанности

 

В разные периоды изучения подхода я бы ответила на этот вопрос по-разному. Сейчас есть ощущение, что знание и понимание того, о чем говорит Гордон Ньюфелд, дает нам возможность понять людей любого возраста и пола, не только детей. Понять, что происходит с нами, нашими близкими, партнерами. Почему так, а не иначе, складываются наши отношения с ними. Чем они руководствуются в своих действиях.

 

Это похоже на то, как из разных кусочков складывается большой пазл. Или как становится видной какая-то большая и объемная структура, которая была раньше скрыта за хаосом разных методик, рекомендаций, течений. Мир становится прозрачным, упорядоченным, понятным, логичным.

 

В России о теории привязанности (ТП) больше остальных рассказывает Людмила Петрановская. На Ютубе много видео с ее выступлениями, у нее есть книги и платные онлайн-курсы, она ведет ЖЖ и пишет статьи о выстраивании отношений с детьми в русле ТП. У многих русскоязычных родителей, возможно, ТП ассоциируется именно с ее именем.

 

Но парадигма Гордона Ньюфелда полностью называется «Теория развития на основе многоуровневой привязанности» и несколько отличается от классической теории привязанности, этот подход намного шире и глубже. Сам термин «привязанность» придумал Джон Боулби в середине прошлого века, именно его труды легли в основу классической Теории Привязанности. Гордон Ньюфелд сформулировал свой подход как обобщение разрозненных знаний из области психологии, философии, исследований мозга. То есть, его теория — это краткое и доступное изложение всех накопленных человечеством знаний о нем самом, о психологии.

 

Ньюфелд говорит о том, что в каждом человеке заложен потенциал стать психологически зрелой, отдельной и самостоятельной личностью, но не все люди этот потенциал реализуют. Как в каждом желуде есть потенциал стать могучим дубом, но не каждый желудь им становится. И помогает раскрыть этот потенциал именно привязанность.

 

Чтобы полностью реализовать свой потенциал, нужны подходящие условия. Задача родителя — помочь ребенку созреть и стать отдельной самостоятельной личностью. Человеческие детеныши рождаются очень незрелыми психически и эмоционально: их мозг дозревает следующие 20 с лишним лет. Некоторые функции мозга начинают у детей формироваться только спустя 5-7 лет после рождения. Например, способность поставить себя на место другого и понять его чувства, способность к интегративному мышлению, когда вы можете взглянуть на проблему с разных точек зрения, почувствовать два противоположных чувства одновременно, сознательно остановить свой порыв что-то сделать на эмоциях.

теория привязанности

Никто из млекопитающих на Земле не рождается такими беспомощными и незрелыми, как люди, и с точки зрения чисто физического развития. Первые 9 месяцев дети развиваются в чреве матери и подобно этому психологической утробой в первые годы их жизни становится привязанность. Это некий защитный кокон, которым мы окружаем ребенка, чтобы он мог нормально созревать и развиваться, сохраняя восприимчивость, уязвимость, чуткость к внешнему миру. Без этого, увы, психологическое развитие затормаживается или даже останавливается.

Малыши нуждаются в привязанности больше, чем в пище. Это подтверждают наблюдения за детьми в доме малютки, которые были сделаны в середине прошлого века в США и Румынии. Младенцев там хорошо кормили, хорошо за ними ухаживали, но никогда не брали на руки, не давали им никакого эмоционального контакта. И смертность среди детей в таких условиях достигала 70-90% Причем, после проведенного исследования детей в этих детдомах начали брать на руки и смертность резко снизилась.

Каждому ребенку нужен хотя бы один персональный взрослый, который берет на себя заботу и ответственность об этом конкретном ребенке. В соответствии с теорией Гордона Ньюфелда, если все идет хорошо, в первые шесть лет жизни ребенка между ним и его родителем устанавливается связь, отношения, которые последовательно углубляются с каждым годом. От физических ощущений (слышать, видеть, чувствовать маму рядом), похожести (быть как мама, быть похожим на маму, делать как мама), принадлежности к семье, до значимости для своих взрослых, любви и психологической близости, открытости, познанности.

теория привязанности

Проще говоря, наша цель — выстроить доверительные отношения с ребенком, чтобы он нам полностью доверял, был полностью открыт для нас, хотел быть хорошим для нас. Только тогда нам легко быть родителями этого ребенка — когда ребенок наделяет нас силой, правом защищать его и заботиться о нем. При этом ответственность за установление отношений берет на себя родитель. Это он дает ребенку приглашение быть вместе, раскрывает ребенку свои объятия, дает внимание, заботу, безусловное принятие.

 

Самые глубокие чувства являются и самыми уязвимыми, от них мозг ребенка может очень быстро начать защищаться, если кто-то или что-то ранит его. Большая часть методик и алгоритмов по «воспитанию детей» предлагает манипулировать ребенком, играя на самом ценном, самом важном, что у него есть — чувстве близости к родителю, на привязанности. Самое страшное для ребенка — это разделение. То, что он ощущает, как разделение. Это может быть и физическое разделение (иди в угол, уйди в другую комнату, сядь на стульчик и подумай о своем поведении) и психологическое (не разговаривать, лишать контакта с собой) и то, что ребенок может принять за разделение (недовольный взгляд, критика, одергивание). В рамках подхода Ньюфелда мы сосредотачиваемся не на поведении, а на отношениях, отталкиваясь от того, что ребенок всегда ведет себя настолько хорошо, насколько может. От того, что мы видим, зависит то, что мы делаем. Если мы видим только «плохое» (корректнее говорить нежелательное или трудное) поведение, мы думаем только о том, как бы его прекратить. Если мы знаем о том, что происходит с ребенком, знаем контекст, учитываем его, знаем этапы и особенности созревания мозга ребенка, мы можем понять, что на самом деле стоит за поведением, как мы можем помочь ребенку почувствовать себя лучше.

теория привязанности

Угроза разделения приводит к фрустрации и тревоге, что влечет за собой возведение психологических защит, затормаживание на пути к зрелости. Развитие в состоянии стресса затормаживается. С точки зрения эволюции психологическое и эмоциональное развитие это роскошь. Угроза привязанности для ребенка это угроза смерти, потому что без заботы взрослого он в этом мире не выживет. Именно поэтому нам жизненно важно обеспечить для ребенка покой, спокойствие, тихую гавань, теплое гнездышко, где его будут принимать и любить любым, вне зависимости от его поведения и состояния. Только имея надежный крепкий тыл ребенок может выходить в мир чтобы обучаться, развиваться и становиться взрослее.   

 

Теория привязанности — вещь практичная

 

Зная все выше написанное, я с первых дней жизни дочки стараюсь дать ей как можно больше ощущения близости, принятия, безусловной любви и заботы. В первые годы я не разлучалась с ребенком и всегда была рядом физически, выбрала наиболее естественный и комфортный для себя стиль родительства — естественное, бережное, расслабленное. Кормила грудью, носила в слинге и на руках, укладывала спать рядом с собой. Я стараюсь отталкиваться от интересов ребенка и не форсирую события, не гонюсь за «ранним развитием» и «подготовкой к школе». На большинство вопросов «как приучить ребенка к…» я могу ответить только «она как-то сама научилась» — самостоятельно есть ложкой, ходить, засыпать без груди, произносить звук «р», пользоваться горшком, читать, писать, рисовать, нырять… И продолжает учиться дальше.  

 

Я с самого начала не ориентировалась на какие-то возрастные нормы, средние показатели. Сама не взвешивала младенца, не следила за тем, сколько она съест грамм и сколько раз прикладывается к груди ночью. В первые годы я мало общалась с другими мамами, поэтому сравнивать детей между собой и не могла, просто не заморачивалась на этот счет. Сейчас я вижу, что все дети очень разные, и некоторые способности, которые принято ценить в нашем обществе, кому-то даются проще, кому-то сложнее, но в любом случае у каждого ребенка есть то, в чем он талантлив. Бесполезно тянуть растение за макушку, оно может вырасти только само, если будут благоприятные условия. Так же и с детьми — бесполезно их «тянуть», им надо дать психологический покой, возможность играть, общаться и быть рядом с теми, кого он любит. И тогда они расцветут.

теория привязанности

Не утверждаю, что мой ребенок именно такой благодаря тому, что я делаю именно так. Никто не сможет сказать, что есть причина и что следствие. Просто описываю свой опыт. Он, конечно же, может быть разным. И с другим малышом тоже может быть по-другому. С другой стороны, все же могу сказать, что вижу такую тенденцию: у спокойных, уверенных в себе родителей и дети более спокойные.

 

Начиная с 2-3 лет очень помогает знать, что ребенок действительно чувствует, а что является родительскими домыслами о нем. Именно про этот возраст, пожалуй, у мам и пап самое большое количество вопросов. Дети начинают выходить «в свет», коммуницировать с ровесниками, и многие мамы замечают, что в общем-то простые эмоции сильно выбивают их из колеи, утомляют. В таких случаях очень помогает знать, что когда ты говоришь трехлетке «не надо тянуть кота за хвост», у ребенка просто есть эмоция и ребенок ей движим. Даже если мы повторим сто раз, сто раз объясним, он все равно назавтра обязательно потянет еще раз. Ничего личного. Это просто эмоция. Одна в единицу времени. Когда ребенок видит животное, ничего кроме «Хвост!» в его голове не помещается.

 

Мне помогает всегда помнить, что это мы ответственны за ребенка, это мы взрослые, главные, заботливые альфы. Мы не перекладываем на него ответственность за наше состояние, за настроение окружающих, за наши отношения. Но при этом мы вправе и отказывать, не соглашаться, запрещать что-то, если посчитаем нужным это сделать. А маленький имеет право расстраиваться, злиться, выражать гнев и фрустрацию.

 

В подходе Гордона Ньюфелда есть такое понятие как слезы тщетности — это механизм адаптации. Ребенок не просто может показывать все свои эмоции и плакать, он в каком-то смысле должен это делать, чтобы сохранять психологическое здоровье. Адаптация к ситуации происходит через такие слезы. И это касается не только детей, но и взрослых.

 

Я стараюсь не запрещать дочери выражать любые ее чувства. Она вправе злиться на меня, ругаться, не соглашаться. А я вправе делать, как считаю нужным. И мы каждый день учимся диалогу, компромиссу, поиску решения. Мы много говорим о чувствах и эмоциях, общаемся на разные темы, каждый день обсуждаем происходящее вокруг и учимся друг у друга.

теория привязанности

Что дает ТП ребенку и самой заботливой альфе

 

Самым главным результатом многолетнего изучения детской психологии и в частности теории развития на основе привязанности Гордона Ньюфелда я могу назвать собственное взросление через осознание и проработку своих собственных детских травм, проживания своих детских эмоций. Это мой путь к себе. С помощью всех накопленных знаний я запустила в себе процесс осознания, рефлексии, перенесла фокус внимания с поведения ребенка на свое внутреннее состояние: что Я чувствую, когда мой ребенок стесняется присоединиться к другим детям на занятии и жмется ко мне? Когда громко поет в общественном транспорте? Показывает язык незнакомой тете, которая делает ей замечание? В какие состояния проваливаюсь в эти моменты Я? Это все про меня. Почему меня это так волнует? Что дитя хочет мне сказать этим поведением? Что я могу изменить в себе, чему научиться?

теория привязанности

Постепенно восприятие мира изменилось. Вопрос «какими способами можно наказывать?» звучит сейчас совершенно бессмысленно, потому что наказывать маленького человека — это в принципе ложный путь. Ни один способ, включая так называемый метод последствий, — не путь к цели. Мы концентрируемся на поведении, хотя это вершина айсберга. База, корни — отношения с ребенком, а еще глубже них — наш ресурс. Наше состояние.

Я рада что могу выражать свои эмоции, говорить о себе. Это то, чего раньше не могла. Хорошие отношения с дочкой — это бонус. Когда вижу нежелательное (не будем говорить «плохое») поведение, мне, конечно, может быть грустно, неприятно, я могу злиться, но я знаю причины. Знаю, что наши отношения не пострадают, даже если я злюсь или она злится.

Я вижу плоды в том, что у нее нет зависимости от оценок окружающих. Ей не надо «быть хорошей девочкой» чтобы заслужить любовь близких. Не надо постоянно трудиться над установлением отношений. Она свободна от этого, а свою энергию может тратить на игры и развитие.

Я знаю потребности ребенка и могу отделить их от ее сиюминутных «хотелок». Мне не сложно и не жалко отказать, например, в покупке очередной игрушки или шоколадки — я не испытываю вины. Потому что знаю, что истинная ее потребность — это привязанность, нежные отношения с мамой. Я могу помочь ей адаптироваться к отказу, предложив поплакать в моих объятиях.

Я не переживаю постоянно о том, достаточно ли я хорошая мама или мне нужно дать ребенку что-то еще. Я знаю критерии этой «достаточности» и стараюсь им следовать. А когда не могу, понимаю, какие могут быть последствия, и как их можно будет компенсировать.

Можно сказать, что теория Ньюфелда помогает мне становиться и быть у руля моей собственной жизни и помогать расти моему ребенку. В ней, как на карте, видны все берега и отмели и я сама могу выбирать нужный мне путь, прокладывать его, исходя из индивидуальных потребностей нашей семьи и не загоняя себя в рамки и алгоритмы поведенческих подходов.

теория привязанности

Что почитать по теории привязанности

 

  1. Брошюра Ольги Писарик, директора русского отделения института, в которой кратко рассказывается о самом важном в теории Ньюфелда Здесь
  2. Книга Деборы Макнамары «Покой, игра, развитие»  
  3. Книга Дагмар Нойброннер  «Понимать детей»
  4. Книга Гордона Ньюфелда и Габора Матэ  «Не упускайте своих детей» 
  5. Брошюра  Гордона Ньюфелда  «Ключи к благополучию детей и подростков»
  6. Сайт Заботливая Альфа, где собрано огромное количество материалов по теории и практике
  7. Большой список книг в духе теории привязанности

 

Понравилась статья? Стань постоянным читателем блога!



Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *