Menu

Сомали Мам: правдивы ли ужасы, о которых она шепчет?

Я редко что-то обещаю и потому, наверное, всегда выполняю свои обещания. Даже если не молниеносно и в неформате. Так, полгода назад посулив своим читателям начать писать обзоры интересных книг, стремительной улиткою привожу сию угрозу в исполнение. И ничего, что начну я с трэша и хардкора вместо каких-нибудь приторно-одухотворительнох Ошевых «О любви» или хотя бы познавательного труда об истории Камбоджи наподобие «Кхмеры» Андре Миго. И ничего, что вместо обзора получилось кабинетное мини-расследование — из жизни слов не выкинешь.

И ничего не выкидывая, как есть, поведаю о знакомстве с занятной книжицей — бестселлером, который в нулевые потряс весь просвещенный Запад, а в России как-то остался незамеченным. Вероятно, в связи с нашей извечной увлеченностью самими собой и собственными проблемами — и здесь хочется снова вспомнить о старике Прабхупаде и его сравнении  «советской» нации с демонами Асурами.

Паааприветствуем первый книгорассказ на MartaThai, герой которого — автобиографический опус  «Шепот ужаса» камбоджийской не писательницы, а добрых дел творительницы,  Сомали Мам.

Сомали Мам Шепот Ужаса скачать, читать, купить

Возможно, девочкам в Камбодже действительно живется непросто. Возможно, все же не настолько, как в книге Сомали Мам…

О чем книга «Шепот ужаса», и кто есть Сомали Мам

То ли в 1970, то ли в 1971 году в севернокамбоджийском селении горного племени пнонгов родилась девочка. Ее кожа была чудесного темного цвета, как и у всех соплеменников, — темнее, чем у обычных камбоджийцев. Малышка росла сиротой — дело рук красных кхмеров. Печальное и страшное, но в то время самое обычное дело. В девять лет из деревни пнонгов она попала в руки некоего «дедушки», который увез ее в рыбацкий поселок  Тхлок Чхрой, на берегу Меконга. Пожилой кхмер бил и эксплуатировал труд ребенка, а на вырученные деньги покупал любимое рисовое вино, играл в азартные игры, а вся деревня унижала и обижала девчушку, обзывая ее «страшной», «черномазой», «уродиной» и т.д. Когда же ей исполнилось 12, опекун-работорговец решил рассчитаться девственностью подростка с одним ростовщиком-китайцем из округи.

Теперь я понимаю, что тот китаец изнасиловал меня. Тогда же я еще не знала такого слова и не подозревала, что у мужчины есть пенис; я думала, китаец порезал меня ножом.

Сомали повезло: оставаясь вечной собственностью старика, она все же обрела приемную семью — ее приютили в доме деревенского учителя, где ее бесплатно, как и остальных деревенских детей, учили кхмерскому и математике. До 16-ти наша героиня успела побывать замужем, где ее, конечно, тоже нещадно били. Также поработать в госпитале, где неудачливые роженицы умирали рядом с истекающими кровью работягами. Вся Камбоджа была тогда начинена фугасами, которые оставили после себя то ли красные кхмеры, то ли освободители-вьетнамцы, то ли бережно сохранены были терракотовой камбоджийской землей со времен американских ковровых бомбардировок.

Никто не хотел работать в госпитале, особенно в ночные дежурства, хотя за работу каждый месяц полагалось по тринадцать килограмм риса… Но мне работа нужна была позарез, а мертвых я не боялась. Мертвое тело все равно что мое тело — разницы никакой. Раз-другой я, правда, наступала в темноте на отрезанную руку или ногу, и, признаюсь, меня охватывал ужас.

Вскоре «дедушка» отвез Сомали в Пномпень, где продал ее в местный бордель. С этого момента начинается рассказ о жизни дешевой камбоджийской проститутки-подростка. Она работала, не видя ни риеля за свой унизительный труд, ее каждый день, опять же, колотили либо клиенты, либо рабовладельцы — хозяева публичного дома.

Часто мне говорили: «Я заплатил целое состояние, а ты даже несимпатичная», — а затем следовал тычок или удар о стену. Некоторым нравилось причинять нам боль, они делали это специально… Самыми жестокими были солдаты и те, кто когда-то служил. Им была свойственна какая-то особенная свирепость. Они не владели собой и в любую минуту могли убить.

Через несколько лет девушке удалось вырваться  из борделя и начать новую жизнь — она выучила французский, вышла замуж за порядочного, образованного и принципиального француза Пьера, родила двоих детей, воспитала одну приемную дочь и… Создала в 1996 г Acting for Women in Distressing Situation (AFESIP) — общественную неправительственную организацию (НПО), которая на сегодня помогла нескольким тысячам жертв сексуального рабства от 6 (!) лет и старше обрести свободу и, насколько это возможно после такого детства и юности, нормальную жизнь. 

Отзыв о книге

Первый слой реакции — ужас от прочитанного и стыд за собственные жалобы на жизнь, которые я когда-либо генерировала. Мол, у меня от рождения и по сей день длится сплошная синекура по сравнению с биографией Сомали мам.

Второй слой — я совсем мало знаю о стране, где живу уже добрый год. Еще недавно пыталась рассуждать, хорошо ли жить в Камбодже, — мне казалось, что наша семья уже довольно опытна в азиатчестве. Но после «Шепота ужаса» полюбившаяся Страна Кхмеров словно выворачивается наизнанку.

Повсюду царили бедность и невежество. Но ужасными были не мы сами, а то положение, в котором мы оказались.

Это не художественное произведение и не развлекательное чтиво: описания людских действий и фактов из него способны сделает читателя другим человеком. Даже идущее по пятам «Шепота ужаса» жизнеописание тайской ночной бабочки из Исана «Меня зовут Лон…» не настолько хирургически вмешивается в сознание читающего. Потому что, пес с ним, мы сегодня достаточно насмотревшиеся ТВ, где показывают, как русских, украинок, южноамериканок и восточноевропеек заманивают в заграницу, чтобы продать в рабство и эксплуатировать их привлекательные тела. Но то ведь половозрелые тела! А здесь речь о девочках, порой, младше десяти и даже семи лет. Это уже не похоть, не жестокость, а что-то за гранью добра и зла.

Чаще всего я молчала. И делала то, что мне велели. Про себя я решила, что умерла. Я ни к кому не привязывалась: ни к детям тетушки Пэувэ, ни к другим девушкам. Впрочем, иногда испытывала жалость. Если кому-то в самом деле приходилось несладко, если девушку сильно избили, я вызывалась пойти с клиентом вместо нее. Но чаще я не испытывала никаких чувств, кроме отвращения и ненависти.

Даты в книге вызывают недоумение: все это было не столетия назад, а уже при моей, всего-то тридцатилетней, жизни. Стало быть, пока я смотрела «Утиные истории» воскресными вечерами моего детства, в нескольких тысячах километров от нашего уютного дома красивую юную девушку били в подвале ремнями с пряжкой, заставляли совокупляться с омерзительными телами камбоджийцев и китайцев по 30 раз подряд, запирали в кромешной тьме, осыпав грудой змей, червей и скорпионов.

Несправедливость судьбы? Мучительное очищение сознания медитациями? «Да что ты знаешь о страданиях!» — так хочется крикнуть самой себе и тысячам других нытиков вокруг после прочтения «Шепота ужаса».

Сомали Мам Шепот Ужаса скачать, читать, купить

Автор и героиня книги в 90-е

Особенности книги:

  1. Простая, но вполне внятная манера изложения. Это существенно, потому как у Сомали за плечами всего лишь несколько классов камбоджийской начальной школы и курсы французского. В сравнении с той же «Меня зовут Лон…» можно вовсе простить мелкие погрешности структуры-фактуры и стиля: многократный повтор о поверьях в исцеление от СПИДа соитием с девственницей и т.п.
    Начало книги вовсе написаны как сказка — горные районы северной Камбоджи, лес и деревня пнонгов описаны с неподдельной любовью. Читать уютно: любовь к камбоджийским джунглям и тебя начинает пронизывать и обвивать корнями вековых деревьев.   
  2. Низкий поклон за предельно аккуратные описания зверств и насилия над женщинами, подростками и детьми. Как в свежем сериале «Война и мир» режиссера Тома Харпера: сражения, смерть и стоны раненных в бою, драма — есть, а кровищи и кишок — нет. Приятно, что не пытаются подергать за низменные стороны твоей натуры, не спекулируют дешевыми приемами «напугай и доведи до крайней степени отвращения».
  3. Замечательно любопытны некоторые детали кхмерского быта, тонкости азиатского менталитета, свидетельства новейшей истории Камбоджи. С особым интересом читала о жизнеустройстве (точнее будет, неустроенности быта) послеполпотовской Кампучии, описание Пномпеня в 80-е, о трогательно бережном отношении к рису и т.д.
  4. Несложно догадаться, что одна из стратегических целей книги — привлечь пожертвования на деятельность общественной организации AFESIP. Ничего плохого в этом не усматриваю, но слегка смущает «наезд» Сомали на спонсоров, которые якобы просто дают деньги, не желая лично уделить внимание встречам и общению с жертвами насилия. Мол, люди «откупаются». Не могу пока сформулировать, почему именно, но этот момент показался уж слишком колючим. 
  5. Не читайте эту книгу, если хочется послевкусия легкости и веры в человечество. Как уже сказано, после «Шепота ужаса» чей-то мир навсегда изменится от осознания, что для кого-то жизнь на этой же самой Земле настолько сильно напоминает существование в Аду.
    С другой стороны, если рассуждать о вере в человечество — у Сомали-то получилось. И не просто спастись от рабства и адской жизни, но и стать более, чем полноценно реализованной женщиной. Судите сами: хоть и прерванный, но долгий и очень плодотворный брак — они с Пьером не просто жили семьей, их ячейка служила своему обществу, служила женщинам и детям Камбоджи и соседних стран. Двое собственных детей, один приемный, тысячи спасенных от убийств, суицида, наркотиков и нищеты вчерашних жертв насилия.
    Ее брак с резковатым, но порядочным и ответственным «кхмерским французом» проходил в постоянных материально-бытовых проблемах: она с мужем вместе с детьми — в одной комнате, а в соседних — вчерашние узники борделей, психически нездоровые, пребывающие в полном разладе с собой и окружающим миром. В итоге — мирный расход спустя десяток лет.
    Но дети-то выращены. И организации AFESIP наверняка бы не было, если бы не помощь бывшего мужа — материальная и моральная. Этой семье нечего предъявить — они сделали за свою совместную жизнь больше, чем многие из нас успевают за три земных воплощения. За десять, за двадцать…
    Так что, пусть веры в человечество описания людских злодейств в «Шепоте ужаса» не прибавляет, но веру в Человека все-таки — в сильную, ответственную, сострадательную, взрослую личность — укрепляет. Пишу все это и справедливо опасаюсь выглядеть кощунственной и циничной, учитывая тяжесть описанных страданий Сомали Мам и других изувеченных извращенцами детей. Но все же надеюсь быть правильно понятой.

Такими сентиментальными мыслями я была проникнута сразу после прочтения «Шепота ужаса».

Сомали Мам Шепот Ужаса скачать, читать, купить

Пьер Легро — бывший муж и соратник

Но что-то не вязалось. Не покидало ощущение, будто книга существует в моем сознании «сама по себе» — в полном вакууме, без связки с моей Камбоджей и с реальностью. Книга-чересчур, книга-перебор, книга-флюс, раздутый в одну лишь сторону: в Юго-Восточной Азии любая бедная семья готова продать свою дочь с трех лет в бордель, кхмеры нещадно лупят детей, а женщины в кампучийском обществе пребывают в положении ниже плинтуса.

Да, отчасти можно было объяснить эту однобокость слишком жестоким опытом автора и героини — мол, вся ее жизнь теперь испещрена комплексами, ненавистью к мужскому полу и неизлечимыми психологическими ранами. Однако позвольте: еще в книге, изданной в 2008-ом, рассказывается о начале ее участия во всевозможных светских приемах и присвоении наград, о превращении AFESIP в действительно могущественную НПО  с филиалами в нескольких городах Камбоджи и даже в соседних странах. Во главе, согласно книге, — она, Сомали Мам. В организации работают с тысячами женщин, поступают пожертвования не просто от богатых людей, но от знаменитостей, включая голливудских актеров первой величины и т.д. Вчерашней страдалице приходится много выступать публично, давать интервью в крупнейшие СМИ Камбоджи и Запада, в 2009 году журнал Time включает Сомали в сотню самых влиятельных людей планеты… Такую кипучую деятельность невозможно вести успешно и много лет, пребывая в состоянии серьезного психического расстройства.

Гуглим, ищем и находим те специи, что доводят до готовности это сложное камбоджийское литературное блюдо. 

  1. Сомали Мам — чистая красавица. На фото чем-то напоминает нашу незабвенную Анну Самохину в азиатском варианте — тот же распахнуто-вытянутый разрез глаз и полные красивые губы. Улыбаясь, будто полмира освещает. Взгляд — уверенной, сильной, харизматичной женщины. 
  2. Вплоть до 2014 года она была настоящей иконой милосердия из Камбоджи — сотни тысяч фолловеров в Твитере,  бесконечные званые гала-концерты, ужины, благотворительные мероприятия с участием звезд кино, политиков, бизнесменов и т.д.
  3. Но в мае 14-го Newsweek публикует статью репортера Саймона Маркса, после которой нимб над головой кхмерской правозащитницы в последующие несколько месяцев тускнеет на глазах. Журналист поработал на славу: побывал в деревне Тхлок Чхрой, отыскал некоторых ключевых героев книги-автобиографии и подытожил — Сомали Мам если не врет в ней, то очень преувеличивает свои детские и юношеские беды. Более того, несколько трагических историй ее подопечных, вызволенных из публичных домов были сфальсифицированы. Подробности здесь.

Сама дива милосердия отказалась дать комментарии Саймону Марксу, и публикация его выглядит убедительной и законченной.

Несколько месяцев после такой публичной порки Сомали упорно молчала, а ее бывший муж Пьер Легро, также бывший руководитель AFESIP, который, кстати, и по сей день живет и трудится в Пномпене, предпочитая его родной Ницце, невозмутимо защищал экс-супругу и ее дело.

В сентябре 2014-го в журнале Marie Claire вышло красочное интервью с Сомали, в котором она опровергает обвинения во лжи и фальсификации в своей адрес. «И я не молчала все это время, — говорит она. — Под моей опекой было много жизней, которые я могла успеть исправить», — имеет в виду воспитанниц AFESIP. — «Для меня они были важнее, чем борьба с общественным мнением». Полная версия интервью — здесь.
Журналистка Marie Claire сработала не менее добросовестно, и ее данные — полная противоположность публикации Саймона Маркса. Развязалась информационная война, в которой и по сей день нет стопроцентного победителя. Одни поддерживают «мать кхмерских девочек», другие называют ее обманщицей и карьеристкой.

Один лишь факт остается непреклонным: НПО действительно помогала и помогает сотням камбоджийских, вьетнамских, тайских, бирманских, лаосских девушек сойти с пути торговли телом, получить профессию и возможность жить, обеспечивая себя своим новым ремеслом. Которое, как минимум, не калечит психику.

Занавес. И снова — открытый финал, которыми я, похоже, стала грешить последние дни.

Напоследок снова торжественно обещаю, что когда-нибудь научусь писать о прочитанных книгах лаконичнее и что в один прекрасный день действительно развлеку книгообзором. А не придавлю измышлизмами и тяжело взятой первой нотой в рубрике. Настолько тяжело, что не пропелась она, а так — прошепталась.

Стоп! Хотела было этой дешевой игрой слов закончить уже самой надоевший материал, но вспомнила, что забыла о матчасти. Держу линию и, как с хорошей косметикой, рассказываю,..

Где купить, скачать или читать онлайн книгу Сомали Мам

  1. Кто любит бумажный формат, держите мой пламенный респект, дозу мрачнейшей моей зависти (я-то не могу в своей Камбодже купить любую понравившуюся книгу на русском!) и счастливую ссылку на Озон.ру за 280 руб — тык.
  2. Кому пофиг, как, лишь бы почитать, — тоже мое молчаливое понимание и ссылку на книгу онлайн — чпок.
  3. Скачать книжулю и поместить на любимую электронную книгу, о которой я так мечтаю и снова по-черному завидую своим счастливым читателям — сель ву пле, товарищи. По той же ссылке выше — кнопка «Скачать». Доступны форматы fb2 и ebup.
  4. Наконец, если вы продвинуты лингвистически и собираетесь почитать на английском бумажный вариант, ибо живете тоже за границами, оригинальное название — The Road of Lost Innocence («Дорога потерянной невинности»).

Напоследок предлагаю занятный сюжет канала «Аль Джазира»: «Сомали Мам — правда или ложь?». Да, у нас с вами полно мотивов лучше узнать английский. 🙂

Теперь точно все. С пожеланиями всем нам сострадания, силы духа на добрые дела и поголовного благополучия, искренне ваша, хроническая и запойная книгоманка, Marta. Сиануквиль, август, 2016.

Понравилась статья? Стань постоянным читателем блога!



Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *